ВФМС 2017 Часть II

Часть II. Волонтеры учатся летать

11 октября утром по расписанию волонтеры, которые были распределены по объектам, направились на завтрак. До приезда участников мы принимали пищу в кафе на территории отельного городка, которое вмещало около 100 человек. В меню обычно было три мясных блюда, два супа, два-три гарнира, салата, фрукты и хлебобулочные изделия. В принципе кормили вполне неплохо, только очереди на входе нравились не всем, но добровольцы понимали, что когда всех разобьют по сменам и прием пищи перенесут в специальный ангар, все наладится. Сложнее было вегетарианцам. При регистрации можно было указать пищевые предпочтения, дополнительный рацион предоставили на четвертый-пятый день. Лично я попросил выдать мне талон для вегетарианца, т. к. не люблю мясные полуфабрикаты, а именно их чаще всего подавали к столу.

После завтрака мы направились к автобусам, которые организаторы решили назвать шаттлами. Погрузочная площадка находилась недалеко от зон приема пищи, что было очень удобно. В первые дни транспортная логистика нас очень даже радовала. На комфортабельном автобусе туристического класса мы доехали до 5-го КПП, ведущего к Олимпийскому медиацентру, который назвали Главным (ГМЦ).

На пропускном пункте нам пригодились беджи, с помощью которых нас идентифицировали. Естественно безопасности уделялось важное значение, сотрудники полиции проверяли посетителей объектов и их вещи с помощью рентгена и рамок металлоискателей. Все содержимое карманов и сумок тщательно досматривалось, в том числе и технические изделия, которые нужно было включать и демонстрировать.

Сам медиацентр предстал довольно внушительным строением из металла, стекла, бетона и пластика. На площадке перед входом был установлен многоразовый космический корабль «Буран», который олицетворяет пик технического развития советской промышленности. Меня немного резануло, когда девушка из команды организаторов, собиравшая волонтеров на первый тренинг, назвала его самолетом, при этом автобусы, как я уже отметил выше, они решили называть шаттлами. Поднимаясь по эскалатору многих из нас охватило легкое волнение и любопытство, начало приходить чувство ответственности и сопричастности к масштабному мероприятию. На втором этаже нас ждали коридоры и площадки павильонов, везде шли подготовительные работы. Волонтеры и здесь получили некоторый бонус, смогли увидеть как собирают стенды и неформально пообщаться с людьми, которые этим делом занимались.

Очень старались регионы, в залах электроники и робототехники некоторые организаторы даже ночевали, готовя и настраивая оборудование, монтировались элементы декорации, тянулась электропроводка, расставлялась мебель, автоматы с водой и снеками. В общем подготовительная работа в медиацентре кипела.

Пару сотен молодых людей, преимущественно студентов, собрали в большом конференц-зале №9.1, я еще никогда не был частью такой команды. Мы сидели в удобных креслах с подставками для ведения записей и ждали, когда лекторы начнут свое выступление. На экранах был первый слайд программы подготовки команды волонтеров управления потоками. Настроение у всех было приподнятое.

Перед нами выступали молодые руководители в лице сектор-менеджера Ильи и Марики, также с нами работала Виктория К. – тим лидер волонтеров ГМЦ (аналог старшей медсестры в больнице), роль и пользу которой после завершения программы обучения я так и не понял (покопавшись в общедоступных источниках я нашел информацию, которая говорила о том, что Виктория человек активный, амбициозный, участвующий в любопытных по идеологии образовательных проектах международной направленности). Вся суть «обучения» первого дня свелась к объяснению схемы подчиненности, выбору тим лидеров и ознакомительной прогулке по медиацентру.

Самое яркое впечатление на меня произвел сектор для представителей СМИ, в нем были шкафы с современным оборудованием, большой зал для конференций, студии для записи видео и комнаты для интервью. Для прессы был организован отдельный ресторан, а вход для посторонних ограничен.  Запомнился и зал битвы роботов.

Система отбора волонтеров в сектора была своеобразной. Ее осуществляли по предпочтению тим лидеров на второй день подготовки. Нас разбили на группы по принципу эффекта результата работы генератора случайны чисел и отправили выполнять различные задания, которых было около 7-8. Мы искали различные точки в ГМЦ, играли в ролевые игры, имитируя гостей фестиваля, участников и сотрудников в различных ситуациях. По каждой из них нам давали комментарии о том, что мы делаем правильно, а что нет. Как оказалось, в каждой группе были тимы секторов, которые наблюдали и отбирали для себя людей, понравившихся им по своим личным качествам или просто за то, что «человек хороший». Меня тоже выбрали, но мы же живем в России и во все заграничные схемы и системы вносим свой колорит. Вот и я не изменил общим тенденциям, так как договорился держаться вместе со своими землячками, хотя может и зря. Тимлидерша, выбравшая меня, была вполне симпатичной и сектор у нее был неплохой, как мне помнится.

В целом я не очень понимал, а куда должны пойти люди, которых не выбрали… А вот тут чуть не разыгралась серьезная конфликтная ситуация, когда наши менеджеры секторов оказались на грани фола. Многие не хотели работать в каких-то конкретных секторах и быть не в одной команде с земляками. Естественно в режиме реального времени начали возникать подковерные договоренности с тимами и многие волонтеры отказывались идти работать, например на КПП. Организаторам пришлось поднимать тон голоса и запугивать насильным включением в списки. С одной стороны, они были правы, мы же приехали добровольцами, с другой — система закрепления была слишком непривычной и не имела логичных критериев, которые позволили бы доходчиво объяснить почему именно ты должен быть на конкретном рабочем месте. Если бы люди были в среднем на 5 лет старше и успели бы получить реальный опыт трудовой деятельности, то дело закончилось бы плохо для организаторов. Например, я просто не пошел в ненужную группу, когда подняли наш ряд.

Мне удалось удержаться в команде красного сектора, включающего в себя фотокинозону, близкую мне по увлечению. Мотивация была такая, что тимом был парень, а не молодая девочка, которой мне подчинятся было не комильфо, да и договоренность с землячками была в силе. И тут очень к месту будет сура из Корана: «Они хитрили, и Аллах хитрил, а ведь Аллах — Наилучший из хитрецов». При закреплении на конкретные аудитории девушек из моей региональной команды поставили на видеозал, а мне с ними остаться не разрешили, позиции для волонтеров на эту точку закончились. Тимом моей зоны стала молодая девушка Виктория, а не мужчина, как я хотел. Но стоит признаться, что она оказалась одной из самых ответственных среди руководителей нижнего звена.

Тут я вспомнил, что мог пойти в другой интересный сектор с тимлидершей, которая сама посчитала меня положительным кандидатом в свою команду и немного огорчился, но ненадолго. Очень скоро я приобрел новых знакомых и оказался в действительно «красной» части сектора, который на карте второго этажа ГМЦ был окрашен пурпуром.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *